Повертають борги слабаки, “сильні” зазіхають на чуже: “Коломойський требует денег у государства”, – аналітик

Майже рік тому – 19 січень 2016 року – націоналізували “Приватбанк”. Що сьогодні?

Про це повідомляють Патріоти України з посиланням на блог Сергія Лямця. Далі – мовою оригіналу.Еще в мае 2017 года Игорь Коломойский подал иск против государства – дескать, национализация прошла незаконно. Спустя полгода давление на государство нарастает. Игорь Коломойский явно настроен получить от государства компенсацию. Говорит, стал жертвой. У него, честного и порядочного купца, отобрали “Приватбанк”.

Остроумно, конечно, со стороны олигарха. Оказывается, в Украине так можно: взять миллиарды, уйти безнаказанно, а теперь изображать жертву режима.

Почему так? Ответ есть. Договорняк.

О том, что договоренность между Петром Порошенко и Игорем Коломойским существует, много говорилось еще год назад. Все остальные телодвижения – следствие этой договоренности.

На момент национализации официальная позиция умиляла. Правительство платило, президент тихонько отмораживался, как сейчас от ситуации с арестом сына Авакова, а НБУ клялся, что взыщет с олигарха все до последней копейки.

Позже аудит подтвердил, что после Коломойского осталась “дыра” в размере 184,3 млрд грн. Аудит подтвердил, что основная часть кредитов выдана своим.

Казалось бы, налицо состав преступления. Но только не в Украине.

Что имеем? Прошел почти год с момента национализации “Приватбанка”. Все происходит как и предсказывалось: бывший владелец банка Игорь Коломойский никаких денег возвращать не собирается. Переговоры с ним – о ужас! – ни к чему не привели. А НБУ так надеялся.

Но обратите внимание на другое. Вернуть деньги никто и не требует. Больше делают вид.

Напрашивается вопрос: почему? Из всех версий есть самая очевидная – потому что так договорились.

Что еще входило в условия договоренности, не наше дело. Но явно Коломойскому дали уйти с деньгами не просто так. Как ни крути, сделка до сих пор в силе, а днепропетровско-женевский олигарх чувствует себя более чем уверенно.

А значит, ждать решительных действий по отношению к нему вообще не стоит. Оставшийся 1% электората Порошенко, прозрейте.

Для истории, давайте изучим последствия этого договорняка.

Последствие первое. Ограбление населения и бизнеса.

Произошла национализация. По сути – вливание денег из бюджета. Коломойский ушел, оставив после себя пустоту в размере более 184,3 миллиарда. Эту пустоту понемногу заполняет деньгами государство.

Где государство взяло деньги? 117 миллиардов, а потом еще 38,5 миллиардов вынули из кармана налогоплательщиков. Из карманов пенсионеров, которым сказали, что денег на повышение пенсий нет. Из карманов миллионов семей, которым сказали, что цены на газ придется повышать, потому что государство не может их сдерживать. Из карманов тех же миллионов семей, которым сегодня под разными предлогами отказывают в получении субсидий. Потому что денег нет.

В это самое время Ахметов получает повышенные тарифы, силовики крышуют добычу янтаря и контрабас из зоны АТО, президент втридорога чинит БТРы для армии, а его друзья “пилят” угольные деньги и поставляют дизель для армии.

“Почему же такая несправедливость? – воскликнет пересічний пенсионер, которому “Киевэнерго” угрожает отключить свет. – Почему никто не догнал злодея Коломойского и не заставил вернуть украденные деньги?”

“Никто” в данной ситуации – это президент и силовые органы.

Еще в конце 2016 года они заняли очень странную для пересічних громадян позицию. А именно, дружно игнорировали тот факт, что бывшие владельцы “Приватбанка” вывели из него миллиарды долларов. Причем, как раз накануне национализации.

Диагностируем последствие второе – разрушение функции силовых органов в Украине.То есть, Коломойский не просто знал о грядущей национализации. Он успел выдать на подставные компании миллиардные кредиты, и смог вычистить “Приват” до основания. Причем, с согласия Нацбанка и правоохранительных органов страны.

Если во время Майдана были надежды на трансформацию, то теперь понятно – ГПУ, СБУ, НАБУ и прочие “У” окончательно превратились в барыг, которые заняты крышеванием преступности.

Я могу понять генпрокурора. Думает он, скорее всего, примерно так. “На второй срок Порошенко не пойдет. Реально Украиной сейчас управляют Турчинов, Аваков, Ахметов и Коломойский. Зачем мне портить отношения с самым мощным из них?” – представляется мне внутренний диалог Юрия Луценко.

“Как же так? Не может быть, что они такиие!” – опять кричит пересічний, имея в виду постмайданную власть.

Может. На самом деле, ситуация еще уродливее.

Национализация произошла в декабре 2016 года. А накануне, в октябре-ноябре, в банке кипела работа. Кредитный портфель на 137 млрд грн, выданный в основном в валюте, переоформили. Он превратился в гривневый, с очень низкой ставкой и очень льготными условиями. Выдали на “прокладки”, большинство из которых нас уже покинули, скорее всего.

То есть, всего за полтора месяца в крупнейшем банке страны провернули 137 миллиардов. И никто не заметил!

Теперь “никто” – это Нацбанк. К тому времени в банке уже давно!!! находился куратор НБУ. Это специальный человек, без подписи которого не должны были проходить операции на сумму, большую условно 100 тыс грн. Но прошли – на 137 миллиардов.

Нет смысла обсуждать, как это оформлено юридически. Фиксируем последствие третье -острую необходимость отобрать надзор у Нацбанка. Потому что не выполняет свою функцию. Медицинским языком, НБУ – это злокачественная опухоль. Химию, срочно.

Накануне национализации надзор НБУ (Екатерина Рожкова) закончил очередной аудит, результаты которого озвучила собственно глава НБУ Валерия Гонтарева. Ей слово:

“Недостаток в капитале банка составил 146 млрд грн”, – заявила она и добавила, что все 100% корпоративного портфеля “Привата” были выданы связанным лицам.

Прошел год. Гонтарева в долгосрочном отпуске. Рожкова регулярно ходит на доклады в Администрацию президента и вещает со страниц СМИ, что надзор успешно не смог договориться с Коломойским о погашении долгов.

Как же так, Валерия Алексеевна? С одной стороны, вы говорите о том, что крупнейший банк страны вымыл 146 миллиардов в пользу родственных компаний. С другой, именно в этот момент позволяете переоформить эти самые кредиты. А потом – не прилагаете никаких усилий, чтобы эти деньги вернуть.

А ведь переоформление кредитов на 137 миллиардов – это далеко не все. Были еще 19 миллиардов рефинансирования, которые “Приват” конвертировал в доллары сразу после Евромайдана и вывел за границу. По тем временам, это были примерно $3 млрд.

Потом – почему??? – произошла девальвация. Курс подскочил от 8 до 26 гривен за доллар. Но 19 миллиардов Коломойский не вернул. Хотя внакладе не остался бы. Если сейчас конвертировать $3 млрд в гривны, получится 80 миллиардов. Согласитесь, можно было отдать 19.

Но честный купец на то и купец, что честен до конца. Не отдавать – значит, ничего. Потому что начнешь отдавать – придется отдать все. Поэтому – не отдавать. Вот за что мы уважаем Игоря Валерьевича. За честность. А вы что подумали?

Еще раз. Что происходило бы, если бы в Украине была государственная власть? Правильно, примерно то же самое, что происходит сейчас с Полом Манафортом в Штатах. Доказательной базы против Коломойского более чем достаточно. Можно взять в оборот всю группу “Приват”. Но вместо этого происходит другое.Последствие четвертое. Имитация борьбы за интересы государства.

Нынешняя власть отлично работает со СМИ. Это ее первейшая сильная сторона.

Власть понимает, что нельзя просто так перестать требовать деньги у бывшего владельца “Привата”. После смены власти обязательно спросят – а пытались ли вы? Поэтому чиновники имитируют бурную деятельность, чтобы потом честно кивнуть головой. “Еще как пытались!” – крикнут они в сердцах.

Вот как “пытаются” чиновники НБУ. Они ходят в суды с Коломойским. Разводят руками, что тот ничего возвращать не собирается. Дескать, обманул. А мы так верили.

При этом, в Генпрокуратуру материалы не передают. Отмазка гениальная: банк национализирован – значит, НБУ больше за него не отвечает. Пусть правление и набсовет парятся.

Вот если бы банк стал банкротом, то, возможно… А сейчас – нет.

Что самое интересное в нынешней ситуации? Нет, не договорняк и не правоохранительная импотенция властей.

Самое интересное, что в суд подал не Нацбанк, а Коломойский!

Зацените. Он вывел деньги. Государство ему за это ничего не сделало. Поэтому он подал иски против государства.

Знаете, какое впечатление это производит со стороны?

Со стороны, единственный пострадавший в ситуации вокруг “Приватбанка” – Коломойский.

Ведь если бы государство нашло доказательства его вины, думает пересічний європеєць, то уже подало бы в суд. Не подает – значит, ничего нет.

Объяснять ему, что в Украине все иначе устроено, бессмысленно. Он даже не сможет понять, как можно не расследовать украинский Enron. Его, бедного, нужно месяц кормить салом и поить хреновухой, а потом водить под Раду, чтобы в сознании что-то сдвинулось.

Отсюда последствие пятое. Коломойский имеет безупречные шансы получить с государства еще больше денег, чем он уже забрал.

Момент, когда олигарха можно было поймать на горячем, безнадежно потерян. За прошедший год он наверняка замел все юридические следы, и теперь перешел в атаку.

В обозримом будущем будут суды. Государство будет их проигрывать. А потом будет договариваться с Коломойским – например, по “Укрнафте” или чему-то еще. Платить. Платить. Платить.

Откуда платить? Ну, у чиновников денег нет. Есть только бюджет. В него регулярно собирают дань, которая называется налоги. Которые, кстати, Коломойский тоже не платит. Это отдельная увлекательная история.

Президент при этом будет молчать. Ездить в Саудовскую Аравию или в Ивано-Франковскую область открывать дороги.

А со временем, вполне вероятно, Игорь Валерьевич вернет себе “Приват”. Лучшую его часть, очищенную от тех самых плохих кредитов, которые компенсировало государство за счет бюджета. Как раз сейчас идут переговоры, чтобы плохую часть сбросить за борт, а лучшую – выставить на продажу. Рискну предположить, что процессы связаны между собой.

Поэтому: пенсионеры, бизнес и малообеспеченные слои населения. Готовьтесь затянуть пояса еще потуже. К вам скоро придут за деньгами. Чтобы заплатить Коломойскому.

Кстати, финансирование МВД в 2018 году увеличат на 13 млрд грн до 64 миллиардов. Финансирование Генпрокуратуры – на 1 млрд грн до 7 миллиардов. Ну и так далее. Потому что хорошо работают.

В момент, когда в ваши двери постучат из “Киевэнерго”, вспомните – что началось все с договорняка.

Очень хочется видеть, каким взглядом вы посмотрите на портрет президента.

Опублікував: Evora
Загрузка...

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *